Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.

1998-й

В Перестройке 1987-2000 
 

 

Книгу «В Перестройке 1987-2000» в электронном или печатном виде можно купить в российском издательстве Ридеро https://beta.ridero.ru/#!/book/5709437a097fc80500396124/view

 

 

ДЕВЯНОСТО ВОСЬМОЙ   

Как-то пошла я к главному редактору на радио Тимошкину:

- Александр Васильевич, возьмите к себе мою Галю...

Показалось, что он даже и обрадовался моей просьбе, но только и сказал:

- Пусть приходит.

И вот моя дочь уже – «звезда». И сегодня у неё – прямой эфир.

А дело в том, что еще раз решила попробовать стать журналистом, но не в газете, а в нашей Телерадиокомпании и уже работает несколько месяцев, и уже каждую пятницу ведет прямые передачи на радио. Лихо это у нее получается. И откуда что взялось? Но сегодня, приехав из командировки, лежит на диване и рассуждает:

- Может все же попробовать создать свое ателье? Снять помещение, нанять девочек...

- Попробуй, - усаживаю Машку на трехколесный велосипедик и пытаюсь дотянуть ее ножки до педалей. – Знаешь, честно говоря, надеялась, что, работая на радио, ты сможешь побольше узнать о тех, кто начинает свое дело с нуля, чтобы потом и самой… - Внучка ни-икак не сообразит, что педали надо крутить и, отталкиваясь от пола ногой, хочет ехать. - А ты увлеклась этим радио...

И тут Машка цепляется ногой за педаль, ревет. Галя берет ее на руки, шлепает рукой по велосипеду:

- Вот, вот тебе, машина! Не обижай девочку!

Внучка перестает плакать и тоже ручкой бьет по сиденью:

- Воть, воть те маина!

- Да я не увлеклась, - снова ложится на диван. - Я жду. Может, все же снизят налоги на предпринимателей?  Вот тогда и попытаюсь…

Ну что ж, она права. Да, слишком далеко были мы от «государственного пирога», и от него досталось нам только по ваучеру*ваучер, с которым не знали, что делать: то ли вложить неизвестно куда, толи продать, чтобы на вырученные деньги купить пачку сливочного масла, а потому таким, как мои сын и дочка начинать «свое дело» просто не на что.

 

Ведь совсем недавно был траур по погибшим шахтерам, но опять на экране - красные гробы, наскоро сколоченные обелиски… Шестьдесят три человека остались там, под землёй! И кажется, что погибшие шахтеры - жертвоприношение нашей измученной России каким-то неведомым богам, а шахты - требища, в которых они задыхаются при взрывах метана.

А, может, требище - вся Россия? И ее жертвы – ради других стран, чтобы знали, какими путями ходить нельзя?       

Господи! Тогда пошли нам хотя бы терпение!

 

Президент Ельцин уволил премьера Виктора Черномырдина* и предложил Думе утвердить неизвестного нам молодого и симпатичного Кириенко*, но Дума взбунтовалась, особенно её фракции коммунистов и «яблочников»*. Кириенко встречался с ними, беседовал, но те снова отклонили его, и пресса уже стала потирать руки: распустит, мол, Ельцин и эту Думу! Но Жириновский*, этот умный шут нашего законодательного органа, объяснил депутатам популярно: мужики, если проголосуете и в третий раз против предлагаемой Президентом кандидатуры, то станете бомжами. Гипербола, конечно, но потерять свои шестимиллионные зарплаты, привилегии и неприкосновенности законодатели не захотели и, поломавшись для вида, проголосовали «за». И как теперь будет справляться молодой премьер… со старыми проблемами?

 

Остроумный Виктор Черномырдин вёл нас путем «демократии и изобилия» целых пять с половиной лет, а потом газеты будут писать о нём:

«Он был «сильным хозяйственником, но совсем не имел опыта работы в условиях рыночной экономики, и в результате всех его мер кризис в России длился десять лет вместо четырех».

Так ли это? Но за те годы раздал он в частные руки нефтяные компании, набрал кредитов у Международного валютного фонда, промышленное производство при нём упало на тридцать процентов и по стране начались «веерные отключения электроэнергии», а цены выросли на 1220 процентов и был тот самый «черный вторник», когда в одночасье резко обвалился курс рубля.

           

С нашими «Новостями» не может сравниться никакой американский боевик! Ну, что там? Выдумка, игра! А вот наша жизнь...

Пресса снова начала пугать девальвацией; правительство формируется из коммунистов, которые хотят повернуть Россию назад; шахтеры, требуя выплаты зарплат, «телами» перекрыли Транссиб и теперь сидят еще и перед домом Правительства, каждые два часа постукивая касками по мостовой; в Чечне вот-вот снова начнется война; в Афганистане талибы подступают к нашим границам; в Сибири горят леса и выгорают целые поселки; в каком-то селении на юге России, в котором уже несколько лет в глаза не видели денег, женщина бельевой веревкой удавила свою трехлетнюю дочь, а потом повесилась; матрос подводной лодки застрелил восьмерых сослуживцев и теперь по радиотелефону отец уговаривает его сдаться... Уф! И все это только в сегодняшних новостях! Глаза б мои не смотрели, уши б не слышали... но тянет, тянет к экрану, как к открытой язве.

А, может, Россия и впрямь проклята? Может, прав Василий Розанов*:                   

«У нас совсем нет мечты своей родины. У Греков она есть. Была у римлян. У евреев есть. У француза - «хер франце». У англичан – «старая Англия». У немцев – «наш старый Фриц». Только у прошедшего русскую гимназию и университет на голом месте выросла космополитическая мечтательность… и «проклятая Россия». Как же удивляться, что всякий русский с шестнадцати лет пристает к партии «ниспровержения государственного строя»? И вот уже все жалят Россию: «Как бы и куда запустить ей яда?» Жалит ее немец. Жалит ее еврей. Жалит армянин, литовец. Разворачивая челюсти, лезет с насмешкой, хохол… И в сердце всех, распоясавшись, «сам русский» ступил сапожищем на лицо бабушки-Родины».

 

Невиданно! Президент и депутаты Думы сидят за круглым столом и пьют чай… хотя совсем недавно эти же депутаты собирали подписи за вотум недоверия Ельцину. «Не будет инфляции, - говорит Президент прямо на камеру. - Не будет никакого переворота. Не будет разгона Думы, - но взгляд напряжён, брови сдвинуты: - Не дождутся, - делает паузу. - И пусть все знают: Правительство, Президент и Дума - одна команда. И всем нам не драться надо, а выводить страну из кризиса.

Ох, да неужто и Дума поняла это?»

                       

И что будет делать премьер Кириенко? Ведь к бастующим шахтерам присоединяются еще и врачи, учителя, рабочие заводов, которые тоже по несколько месяцев не получают денег, и забастовка разрастается, растекается по регионам, выдвигая и политические требования. И первое из них - «Ельцина в отставку!»

 

Временно, для переговоров с представителями Международного валютного фонда, Ельцин назначил Анатолия Чубайса* своим полномочным представителем, и тот почти три недели вел переговоры, а правительство готовило пакет документов по дальнейшему подъему экономики, - чтобы ясно было фонду: куда и на что пойдет кредит, - и вот теперь пятнадцать миллиардов долларов должна получить Россия. Опять в долгах – по уши?.. Но пресса утверждает: другого пути нет.

 

Сидела на кухне, завтракала и вдруг по радио услышала: «Валютный коридор для доллара устанавливается с шести с половиной рублей, до девяти с половиной»*. Ни хрена себе! – ахнула.  Теперь и наши двадцать пять тысяч рублей, что на квартиру для дочки собрали, рухнут? Но два дня люди ещё не бросились к сберкассам снимать деньги и вкладывать в товары, а я всё же сняла двенадцать тысяч, чтобы купить девятьсот долларов.

- Паникуешь, - заворчал Платон.

Но все же купил и он сто долларов, отдал их мне, и я положила тысячу на валютный счет. Потом еще упросила его купить маленький телевизор в его комнату, чтобы он не бегал смотреть свои новости – к нашему. Купили… но уже один из последних, потому что из магазинов стали разметать прежде всего электроаппаратуру. А потом и всё потащили: ковры, мебель, импортные товары, продукты... И опять замелькали пустые прилавки.

 

Политики утверждают, что дефолт, который тогда обрушился на Россию, был «рукотворным». Но нам-то что: рукотворный или нет? Стал он для нас очередным падением в неизвестное. Вот моя хроника тех дней.

 

Доллар за несколько дней подлетел до двадцати одного рубля, - с шести-то с половиной! Ах, Платон! Просила же: сними со своей книжки все деньги, купи долларов! Да, потеряли б сколько-то, но… Нет, только рукой махнул.

На базаре поднялось в цене сало, а это значит: люди солят его про запас, а из магазинов между тем потащили крупы, сахар, масло подсолнечное.

- Наш народ, что быдло, - ворчит Платон. - Что делают, что делают!

А я проглотила его возмущение и снова начала канючить:

- Ну, хотя бы ради меня сними сколько-то денег! Я, может, успею купить новую газовую плиту, «наша-то давно износилась», как говорила бабка из сказки. 

Неожиданно Ельцин отправил в отставку правительство Кириенко и предложил Думе снова Черномырдина, так что сегодня в «Новостях» видели улыбающегося Кириенко, гуляющего с женой и дочкой по улице.

Дума уже дважды «прокатила» Черномырдина.           

Вначале подорожали... да нет, не то слово! Вначале цены взлетели в два-три раза на импорт, а за ним потянулись и наши товары, - почему бы и нет? – а за товарами и продукты: масло подсолнечное - вдвое, сахар - в два с половиной, колбасы - на треть.

А Ельцин тянет паузу. Кого предложит Думе в третий раз?   

И все же Платон снял пять тысяч (из двадцати пяти собранных) и сказал:

- На, покупай, что хочешь.

И на том спасибо. Ну, что ж, прежде всего куплю мешок сахара; закажу крышу над балконом, потому что сил моих больше нет слушать, как осенью на него течет и течет с крыши вода, а зимой заметает снегом; куплю новую газовую плиту.

Ура! Доллар начал падать и за неделю опустился до восьми с половиной. Снова я тихонько заскулила:

- Платон, жизнь подбрасывает нам шанс. Ну, сними остальные деньги, купи долларов!

Нет, и слышать не хочет.

Приехала с юга Галя с Машкой, с ходу бросилась «вкладывать» свои деньги, - купила дубовую стенку за восемь тысяч и теперь целыми днями собирает ее.

Ельцин сдался и на третий раз предложил Думе Примакова*, министра иностранных дел. Приняли. С первого же раза.

Вроде бы то, что он – не плохо, но не верю ему, ибо команду подбирает из старых коммунистов и в «Известиях» шутят: «В бой идут одни старики», кинокомедия была с таким названием.

 

Да нет, за промелькнувшие пять месяцев с премьером Кириенко жить хуже не стали, - в магазинах продуктов и товаров не убавилось, - но что будет дальше, с Примаковым? Ведь заместители у него еще те, - «верные сыны Партии», - да и самая большая фракция в Думе, фракция коммунистов, наглеет с каждым днем. Правда, пресса успокаивает: правительство, мол, работает по программе Кириенко, деньги не печатает. А, может, и печатают? Ведь пенсии получаем новенькими, еще не ходившими по рукам купюрами.     

 

Что им, олигархам! Они только выиграли от этого дефолта, потому что долларами набили зарубежные банки, а вот так называемый «нарождающийся средний класс»… По телевизору - сюжеты: безработица в Москве подскочила во много раз за счет разоряющегося среднего класса, то есть за счет тех, кто поверил в Перестройку, начав какое-либо дело, и теперь в мусорных ящиках полно мобильных телефонов.

А, может, - наивно думается, - все это делается нарочно, чтобы окончательно скомпрометировать коммунистов, это агрессивное большинство Думы? Ведь ничего не придумает старенькое правительство Примакова, кроме эмиссии, и тогда начнется новый обвал: инфляция, а, может, и гиперинфляция, как пророчит Гайдар*. И что потом? И кто придет к власти?

 

«Началась пятая волна эмиграции» пишут в газетах. Да, снова очереди у иностранных посольств в Москве, чтобы уехать из этой Богом забытой страны. Ну, а нам что делать?.. Да ладно, проживем как-нибудь. Картошку и овощи вырастили, а на сало заработаем. Может, и пенсии, наконец, принесут, когда деньги начнут печатать, а то три месяца уже их нет и нет.

Хоть и появились залысины в витринах магазинов, но все же почти все еще можно купить если хорошенько поискать. Вот и гадай: то ли у людей больше денег нет для покупок, то ли богаче все же Россия стала?

Вопросы, на которые не знаем ответа.

 

Не только на эти вопросы не знали тогда ответа, - «Ветер перемен» дул со всех сторон, трепал нас нещадно, и только надежда, что он снесет все постройки «лагеря социализма» помогала нам выживать. 

 

Вчера, по телевизору: на обочине подмосковной трассы бабы торгуют какими-то трубами, которые выше их. Оказалось - глушители для машин… вместо зарплаты им выдали. А я на базаре по дешевке купила мыло у женщины, - «получку им отоварили» жаловалась, да и сегодня в нашем подъезде от двери к двери бабуля стучалась, предлагая юбки:

- Дочке зарплату ими выдали. И куда ж теперича девать их? Вот и таскаюсь с этими юбками по квартирам. Не купите? - со слезой посмотрела на меня.

Так что есть уже и анекдот на эту тему:

Встречаются двое чукчей. Один спрашивает другого:

- Как живешь?

- Хорошо живу. 

- Работаешь?

- Работаю.

- Где?

- В морге.

- И хорошо получаешь?

- Хорошо... Семь мертвецов обмою, а восьмой - мой.

 

Закон природы: стадо не может без вожака. Вот и наш народ: вчера, в общероссийский день протеста, снова повели его за собой коммунисты под лозунгом: «Ельцина в отставку!». Да, конечно, голодный и еще раз обворованный народ не должен молчать, но страшно, что идет за теми, кто семьдесят лет занимался его геноцидом.      

А еще страшнее, когда и в наших душах, - душах тех, кто верил Ельцину, - вспыхивает иногда отчаянное: неужели нас, надеявшихся на него, кинул? Нет, не хочу в это верить!

 

Опять прямо с утра захлебнулся кран, - отключили воду. А на улице снега навалило!..

Считаем с Машкой ступени... Это я спускаю внучку вниз, потому что должна сейчас подъехать дочка и отвезти ее в садик. Открываю дверь... и ахаю: лежит у подъезда, придавленная сугробом, вишенка! И еще несколько деревьев сломано у дома, что напротив. Другие же обвисли и вот-вот... Но подъехала дочка, посадила Машку в креслице на заднее сиденье, захлопнула дверцу… еще я приостановила их, шагнула к машине, стукнула в стекло:

- Будь осторожней, снег же... -  и махнула рукой, когда отъезжали: - Дай Бог час.

Поднялась на свой пятый, защелкнула дверь. Ну вот, все разошлись, надо теперь привести нервы в порядок, а то после этих ночных бдений...  Сегодня-то все думалось: а что если и у нас, как на Камчатке, отключат газ? Ведь на этих этажах без печки, без дров запросто померзнем зимой на хрен!.. И вдруг - стук в дверь. Дочка - на пороге:

- Ма, какой ужас! - бледность пробивается через еще не сошедший загар: - Только мы с Машкой отъехали, а на повороте, прямо у меня на глазах, дерево рухнуло поперек дороги, а за деревом и опора троллейбусная. Искры вокруг нее!.. Ну, если б выехали на две секунды раньше? Как раз бы...

Машка тихо стоит рядом, лупает глазенками, улыбается во весь рот, а у меня… сдавило в груди, стало трудно дышать. Господи, да что ж это такое! Продолжение ночных кошмаров!?                    

Но вот дочка чуть успокоилась, уезжает на работу, Машка остается со мной.

Включаю свое спасение - радиостанцию «Серебряный дождь» с Гордоном, но и его сегодня почему-то нет, только Лена Оленина щебечет: «Да-да, Гордон сегодня не пришел, и мы сами не знаем, где он...»

Господи! За что зацепиться?

А Машка уже носится за котами, заливисто смеется. Может, всё не так уж и плохо?

А Машка уже поймала кота и за голову тащит к дивану. Может, всё обойдется?

А Машка визжит от восторга: Найс вырвался и удирает.

Может, и мы поживем, как люди?

 

Кажется, позапрошлой осенью в Южной Корее тоже был финансовый кризис, правительство вынуждено было залезть в долги, так корейцы сдавали золото, драгоценности, чтобы скорее расплатиться и делали это потому, что доверяли правительству. Не могу представить, чтобы и наш народ… Этот дефолт, постоянная грызня меж депутатами в Думе, болезнь Президента, правительство, в котором ведущие места – за коммунистами… Всё это окончательно подрывает доверие к власти.

 

«Господи, благодарю тебя, что подарил мне еще один день.

Господи, помоги, пожалуйста, добрым, честным и страдающим.

Господи, сохрани и охрани моих детей и внучку!»

Вот такая моя молитва – перед сном. А сегодня, чтобы не перегружать Всевышнего просьбами, после благодарности только и взмолюсь: «Господи, сохрани и охрани моего сына в его опасном пути!» Ведь снова поехал в Польшу за очередной машиной.

 

Прочитала у Николая Бердяева*: 

«Коммунизм, как он себя обнаружил в русской революции, отрицает свободу, отрицает личность, отрицает дух... Ложь коммунизма есть ложь всякого тоталитаризма. Тоталитарный коммунизм есть лжерелигия. Тоталитарный коммунизм, как и тоталитарный фашизм и национал-социализм, требует отречения от религиозной и моральной совести, отречения от высшего достоинства личности как свободного духа».

Мои потомки! Поверьте мне, маленькому человеку, прожившему свои лучшие годы в социализме: эти строки Николая Александровича Бердяева – истинная правда!

 

Дочка пришла с работы опять поникшая:

- Едва ли смогу работать под руководством этой бабы.

Знаю о ком она… Поэтому и не возражаю, а думаю: да, не сможет, потому что Давыдовская бережно хранит в себе все совковые штампы и не позволит молодому журналисту думать и писать так, как он хочет, а значит...

Да и не только Давыдовская, но и та, что выше неё, Тахирова... Она же полностью подчинилась губернатору коммунисту Родкину и все передачи на телевидении - прокоммунистические. Да и унизительно работать на всех этих тахировых и давыдовских - сами-то они назначили себе зарплаты раз в пятнадцать-двадцать выше, чем корреспондентам - своим рабам, и дочке быть одним из них? Нет. Пусть уходит. Пусть ищет свой рискованный, но свободный путь. Нам было невозможно избавиться от рабства, так пусть хоть они...

 

Из письма Володина:

«Ты спрашиваешь: «Может, Ельцин всех нас кинул?». Да, все эти годы мы верили ему. Нам очень хотелось этого, - ведь так устали от ненависти к той власти, которая была семьдесят лет! И еще думалось: ну, наконец-то стали вылезать из пропасти, и ведет нас умный и смелый Президент. А когда он отстранял Гайдара, Чубайса и всех других молодых и умных реформаторов, то успокаивали себя: там, в Кремле, ему, наверное, виднее, мы же не знаем тамошних игр и обстоятельств! Но все же висели и вопросы: а почему не запретил коммунистическую идеологию?.. почему не осудил геноцид коммунистов против своего же народа?.. зачем начал войну в Чечне?

И все же!

И все же не хочу кричать, как большинство: «Долой Президента!». Скорее в груди моей бьется другой крик: «Народ! Люди! Но ведь вы же сами подсунули Президенту все «думы» России, которые своим недалеким умишком тащат страну в прошлое. Вспомните! Ведь когда голосовали за «представителей народа», то отбирали не самых умных, и каково теперь Ельцину - с ними? Да и не только ему, но и нам, когда видим, как «избранники» прежде всего тянут одеяло власти на свои шкуры, - обеспечивают себя квартирами, зарплатами, будущими пенсиями, защищаются от инфляции. Ну, что им инфляция! Их денежки лежат за границей в долларах, поэтому от дефолта стали еще богаче.

Вот и висят эти «думы» камнем на плечах Президента все годы, и не мудрено, что силы его в борьбе с ними на исходе. Потому так болезненно и переношу горькое прощание с Ельциным, что думаю: обессилел он в борьбе против этой агрессивности, глупости и даже хамства. Но теплится, не хочет погаснуть надежда: а вдруг «встряхнется лев»? А вдруг пошлет и эту Думу к…., потом соберёт ребят, вроде Гайдара, Чубайса и скажет: «Давайте, мужики, спасайте страну. Делайте что хотите, но только спасите нашу тонущую Россию».

 

2015-й 

Наше поколение, проползшее через клетку социализма и только в конце восьмидесятых начавшее узнавать всю чудовищную правду о репрессиях и ГУЛАГ*е, кроме Ельцина и его команды, которые могли вытащить нас на свободу, в ту пору никого не видели. А теперь носится в воздухе неприязнь, а порой и проклятия простых людей (а зачастую и весьма непростых) в адрес Бориса Ельцина, Егора Гайдара, Анатолия Чубайса и иже с ними.  Но люди, за что? За то, что после реформ этих русских «камикадзе», заранее знавших, что понимания в народе не найдут, уже через три месяца пустые полки и магазины стали наполняться продуктами и товарами?

За то, что мы наконец-то получили свободу писать и высказывать то, что думаем?

За то, что людям разрешили заниматься предпринимательством?

За то, что посеянное ими семя (право) на частную собственность, начинает прорастать?

И хочется за всех, сломленных и униженных социализмом, сказать: простите Вы нас, слабых и неразумных, ибо не ведаем, что творим.

--------------

*Ваучер - в 1992—1994 годы называние приватизационного чека, полученного каждым гражданином страны.    

*Ви́ктор Черномырдин (1938-2010) - председатель Правительства Российской Федерации, посол России на Украине. 

* Серге́й Кириенко (1962) - российский государственный и политический деятель, с апреля по август 1998 года - Председатель Правительства России, ныне Генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии "Росатом".

*Влади́мир Жириновский (1946) - советский и российский политический деятель, заместитель председателя Государственной думы (2000—2011). 

*Григорий Явлинский (1952( - основатель партии «ЯБЛОКО», Депутат Государственной Думы трех созывов (1993-2003 годы).

*Васи́лий Розанов (1856- 1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист.    

*Анатолий Чубайс (1955) – С ноября 1991 года являлся одним из идеологов и руководителей реформ 90-х годов. В настоящее время - Генеральный директор государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий». 

*Крупнейшие падения курса рубля. Свободный курс рубля был введен в России 1 июля 1992 г. Сразу после этого Банк России уравнял официальный курс доллара США с биржевым, повысив его с 56 копеек до 125 рублей.

* Евге́ний Примаков (1929-2015) – советский, российский политический и государственный деятель, председатель Правительства Российской Федерации (1998—1999), министр иностранных дел РФ.

*Егор Гайдар (1956 -2009) - российский государственный и политический деятель, экономист, доктор экономических наук. 

*Никола́й Бердяев (1874-1948) - религиозный и политический философ.

*ГУЛАГ - Гла́вное управле́ние лагере́й и мест заключе́ния. Подразделение НКВД СССР, МВД СССР, Министерства юстиции СССР, осуществлявшее руководство местами заключения и содержания в 1930-1956 годах.