Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ ПРОЗА \ Бедный наш голубой шарик!

Бедный наш голубой шарик!

P1100221

- Отзовись, явись!..  Нет, не слыхать, не видать моего виртуального спорщика. И всё же... Ты знаешь, наверное, странный я человек… А вот почему: перелистываю в компьютере прекрасные пейзажи Алтая… Смотри: долина с голубейшей рекой в окаймлении гор, над ней бирюза неба с тайнописью белых облаков… а вот под полосою розового предзакатного неба - заснеженные дальние вершины гор, ниже – зелень леса по берегам извилистой реки и валуном на переднем плане, и снова - горы, горы, а у подножия - озеро с отражением таких же энигматичных облаков, справа – несколько желтых, незнакомых мне цветков… Так вот, любуюсь этими пейзажами и думаю: дивные, чудные картины Земли, но…
- Картины, как картины. А собственно в чём странность то?
- Ой, явился. Привет, Опп! И сразу ворчать: «Картины, как и картины…» Конечно, шастаешь во Вселенной, наверное, и не такое видел, а я…
- А ты смотри на свои земные картинки и радуйся, а то сразу: «странный я человек»…
- Да пойми ты, странная потому, что… Как-то видела документальный фильм, в котором наш земной шарик не голубой, а цвета тлена, и было это давно… но и до сих пор перед глазами - та «картинка».
- Уязвимая ты, однако… Да таких тленных шариков во Вселенной столько!.. Не сосчитать, так что любуйся, пока… 
- Вот-вот, «пока». Ведь ученые пророчат: через миллиарды лет расширяющееся солнце выжжет нашу Землю, и она станет такой же, как в кино, которое я… А, может, и раньше, если столкнётся с астероидом.
- А, может и еще раньше, если… - не договорил мой спорщик и снова хмыкнул.
- А чего ты хмыкнул-то? Может, за твоим «если» скрывается то, о чем думаю?
- И о чем? – спросил вяло, словно зная ответ.
- А вот о чем. Не бережем мы нашу дивную планету, вырубаем леса, роемся под её корой, задымляем атмосферу…
- Ну, пошла-поехала! Скучно с тобой.
И Опп растаял, растворился. 
- Ну и улетучивайся, ускользай в свою неоглядную Беспредельность! Что тебе до нас, маленьких, земных, - крикнула ему вослед. – Я тут одна как-нибудь, без тебя…
И всё же повела с ним диалог, а, вернее, монолог в надежде, что всё же услышит и возвратится. 
Конечно, пролетая над Землей, ты видишь много прекрасного, созданного человечеством, - замки, строения, парки, сады, заповедники, - но всё это лишь малая толика, едва заметная на облике планеты, да? И когда я тоже пытаюсь мысленно взлететь и взглянуть на панорамы моего родного голубого шарика, то вижу его, бедненького, вдоль и поперёк исхлёстанного просеками электролиний, дорог и трасс, изуродованного карьерами со шмыгающими мощными машинами, вывозящими породу, из которой будут вымывать золото, или дельты Амозонки с огромными плешинами вырубленных лесов и безобразные выпиленные делянки Сибири, Карелии, расползшиеся мегаполисы, струпьями покрывшие землю и тонущие в смоге, огромные площади и улицы закатанной асфальтом земли, на которой могли бы расти цветы…  
- А под землёй? – снова услышала скрипучий голос Оппа.
И, не удивившись его появлению, ибо он часто вот так… продолжила:
- А под землей… Только представить себе могу те сотни тысяч штольней и километры тоннелей, прорытых в поисках соли, угля, ископаемых… а еще - для канализаций, водопроводных и прочих труб. А сколько выкачано из-под земли нефти, газа!
- А над землей? – хмыкнул прямо в ухо. 
- А над землей… Сколько ж носится в прекрасном голубом небе отработанных частей ракет! Да и не только в небе, но и в морях, океанах. - И взглянула на него, в надежде не только услышать, но и увидеть сочувствие в его бездонных темно-синих глазах. - Представляешь, каждую минуту!.. в прекрасные земные океаны сбрасывают целый мусоровоз пластиковых отходов, из которых потом сбиваются целые острова! Да и на берега волны столько всего выносят… Защитники природы подсчитали, что если так дело пойдёт и дальше, то к пятидесятым годам в водах рек, морей и океанов рыбы будет меньше, чем мусора.   
- И что это ты разворчалась на человека - венца творения? – хохотнул Опп.  
- На венца, - подхватила, - по вине которого с нашей родной планеты за час исчезает три вида животных и растений?
На что Опп громко хлопнул в ладоши и почти весело рассмеялся:
- Какой мизер для Вселенной!
А я ахнула: 
- Для Вселенной мизер, но не для нас, смертных! За несколько десятилетий человечество умудрилось уничтожить большую часть видов животных, создаваемых природой миллионы лет, а за последние десятилетия это исчезновение возрастает в геометрической прогрессии, и с нашего голубого шарика исчезает около трех видов флоры и фауны за какой-то час!
И тут он явился воочию. И вспыхнули передо мной его темно-синие глаза. Но не было в них ни сочувствия, ни удивления, а только бездонная грусть, которая сразу же переметнулась ко мне: 
- Знаешь, - вспомнила я как-то прочитанное, - около четырехсот лет назад в лесах жили необычайно стройные, с лирообразно изогнутыми рогами черные быки-туры. И были они настолько сильными, что врагов среди животных у них не было, а вот человек… Люди истребили их.  - Нет, не удивила Оппа и этим. Наверное, знает… и вернулась в настоящее: - Да что теперь вспоминать о туре, если уже в двадцатом веке на нашей дивной планеты люди истребили более ста видов животных! В Австралии - сумчатого волка, на Яве – тигра, в Африке – коровью антилопу, занзибарского леопарда, а черный носорог исчез всего лишь несколько лет назад...
- Ну, ладно, хватит плакать, - почему-то разозлился мой спорщик и его темные глаза стали почти черными: – Земляне не оригинальны, везде так…
- И что, как живут после всего этого там, «везде»? - встрепенулась я.
Но Опп вдруг опять исчез, и я услышала лишь непонятный приглушенный шорох, словно взлетела огромная стая птиц!.. и следом взгремел вроде бы раскат смеха, в который вплетались звуки, больше похожие на скрежет металла. Жаль, конечно, жаль, что улетел мой спорщик. Чем спугнула? И, чтобы умиротворить свои грустные мысли, мышкой отыскала в Яндекс-музыке альбом с любимой музыкой и под неё стала опять перелистывать пейзажи Алтая. Потом открыла панорамы Средней полосы России с её равнинами, лесами-перелесками, а насмотревшись, перемахнула через океан и попала в каньоны Америки: отвесные скалы в тающей дымке, меж ними - улыбающиеся реки под радостно парящими облаками, красно-охристые зубчатые утёсы с пятнами редкой зелени в оранжевых лучах заходящего солнца… Замысловатая, вычурная красота! И зловещая… И тут же вспомнилось прочитанное о предполагаемой судьбе острова Пасхи - Рапа-Нуи, который когда-то был покрыт густыми лесами. Но люди вырубали их, сжигая, строя жилища, каноэ и через столетия - эрозия почвы, обеднённые урожаи, голод, войны между пленами за лучшие земли, каннибализм… И остров опустел, оставив нам, как свидетельство об ушедших рапануйцах, лишь огромных истуканов. Страшное предупреждение!.. Нет, лучше опять, - на Алтай! И снова передо мной - прекрасные картины моего дивного голубого шарика под названием Земля, тихо летящего во Вселенной, но!..
Как же хрупка его судьба, зависящая от самого умного вида её флоры - человека.