Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ ПРОЗА \ "Cловно поднятая на дороге пыль..." Миниатюра-воспоминание.

"Cловно поднятая на дороге пыль..."

 

P1070509

Скачать сборник моих рассказов или приобрести книгу на заказ можно в магазинах издательства Ридеро по ссылке https://ridero.ru/books/rasskazy_miniatyury/

В молодости сделала вот такую запись:
«Ну, какое я могу получить образование в заочном институте, когда большая часть тем для контрольных - о марксизме-ленинизме?.. Да и людей не встречаю, которые могли бы стать «маяком». Вот поэтому и ищу ответы на вопросы жизни в книгах. 
Но с моей слабой памятью многое из прочитанного вскоре забываю, - названия, имена, даты, - и остаются только абрисы, только что-то самое главное, основное, словно увиденное с высоты, но именно оно и ткёт моё мирочувствие. 
Так что получился из меня больше человек понимающий, нежели знающий.

Но, когда смотрю на ветки распускающихся берёз с робко разворачивающимися листочками, когда лицо овевает ветер, пахнущий травами и лесом, когда слежу за облаками, то словно приоткрывается какой-то другой мир и вдруг слышу: вот оно, настоящее, истинное!.. а всё, что знаю, о чем думаю, - не то, не то! 
И в такие мгновения даже небольшие знания мои кажутся ложными, не нужными, а во всём, что вижу, вдруг ощущаю тот самый мир, к которому стремлюсь!»
Вот такая дневниковая запись. 

А недавно в письме Михаила Гершензона поэту начала двадцатого века Георгию Иванову прочитала: 
«Я живу иногда, подобно чужеземцу, освоившемуся в чужой стране, - любим туземцами, и сам их люблю, болею их болью и радуюсь их радостью, но втайне грущу о полях моей родины, о ее иной весне, о запахе ее цветов и говоре женщин. И все знания мои, - словно поднятая на дороге пыль, - кажутся мне тогда пустыми, мешающими видеть и, как пришелец подчас в окраске заката или запахе цветка с умилением узнает свою родину, так и я уже здесь ощущаю красоту и прохладу того, обетованного мира. 
Я ощущаю ее в полях и в лесу, в пении птиц и в божественно-доброй улыбке, в простоте искренней и непродажной, в ином огненном слове и неожиданном стихе, молнией пронзающем мглу, и мало, мало ли еще в чем?.. Всё это будет и там, всё это – цветы моей родины, заглушаемые здесь буйно растущей, жесткой, безуханной растительностью».

Вот так… 
Когда встречаю МОИ ощущения, МОИ мысли, которые всю жизнь по крупинке добывала работой души, вначале охватывает радость: вот-вот, и они о том же! 
Но потом настигает и грусть…
Ах, если бы прочитать такое в юности! 
Ах, если бы диктатура социалистической идеологии не задавила, не упрятала от нас людей, которые могли бы подсказать подобное, то, может быть, душа моя, обогащенная их раздумьями, прожила бы совсем иную, насыщенную более яркими красками, жизнь?