Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ ПРОЗА \ Главней всего... Зарисовка о человеке.

Главней всего...

P1070509

Скачать сборник моих рассказов или приобрести книгу на заказ можно в магазинах издательства Ридеро по ссылке https://ridero.ru/books/rasskazy_miniatyury/

Он только что дочитал одного из «мастеров советской прозы», пришёл к нам и я слышу:
- Как же они врали эти советские классики!.. и как же посредственно писали.
- Ну, зачем же тогда читаешь их! – проворчала - Не надоела эта примитивная социальщина? Ведь человек и так интересен… и вне социального контексте, а просто сам по себе.
Вроде бы и согласился, но знаю: недавно прочитал роман начала двадцатого века «Голубая звезда» Бориса Зайцева, который ему подсунула и в котором герои как бы вне «среды обитания», а просто: инженер, доктор, поэт… и не принял:
- Как же так? – недоумевал. – Автор не пишет, где они живут, когда?
Вот такой раздрай у меня с другом. 
А теперь - моя зарисовка просто о человеке, «не в контексте» так сказать, а просто…
 
Теперь он – один из жокеев на радиостанции, а когда работал у нас, то эти слова из шлягера той поры слышала от него часто:
                               Какой прогноз, дожди или туманно?
                               Не ждет ли нас нечаянно беда?
                               Тебя, как извержение вулкана,
                               Я предсказать не в силах никогда…                         
Миша Анисимов… Вот уже больше десяти лет три раза в год звонит он мне, поздравляя или с днем рождения, или с каким-либо праздником.
Главней всего погода в доме,
                               А всё другое – суета.
                               Есть я и ты, а всё, что кроме,
                               Легко уладить с помощью зонта…
Тогда приняли его к нам оператором по монтажу. Невысокий, плотненький, круглолицый, светловолосый… Был он какой-то овальный, словно только что созревшая слива с ещё сизоватым налетом, но который тут же, под пальцами, может исчезнуть, - только прикоснись! И за три года, что знала его, нисколько не изменялся, оставаясь в этой своей незащищенности, спокойно и без видимых эмоций относясь к разным злым всплескам, от кого бы ни исходили.
                               Скажи мне всё, а если будет поздно,
То виноваты будем только мы…
В первый же день его работы, мы монтировали передачу и я, больше чувствуя, чем замечая его волнение, не заводилась из-за его ошибок, промахов, стараясь быть улыбчивой, а когда, наконец-то, закончили монтаж, то, слегка приобняв, поцеловала в щечку и поздравила с «дебютом». Вот и всё… Но с того самого дня он вроде как прирос ко мне.
Кого во мне увидел?
Но наши монтажи для него стали чем-то вроде праздников, - готов был оставаться у мониторов и внеурочно, и до полуночи, помногу раз переделывая склейки и лишь приговаривая:
- Ничего, ничего страшного. Сейчас переклеим, вы только не волнуйтесь.
И, мурлыча своё любимое: «Ва-ажней всего погода в доме, всё остальное - суета…» терпеливо принимался в который раз!.. переделывать очередную склейку. 
Такой стойкой и безропотной «мужской» преданности не помню ни в ком из своих поклонников.
 
Когда наши графики работы совпадали, всегда поджидал меня, чтобы вместе пойти к троллейбусу; когда я, в ожидании эфира, почитывала в своём кабинете, то непременно приходил «поболтать». Кстати, по поводу этой его привязанности мои подруги-коллеги даже переглядывались и перешептывались (знаю!), но я ничего им не объясняла, раз и навсегда решив: если нужна этому пареньку, то пусть себе потешаются, а я постараюсь просто не замечать их нездорового любопытства.
 
Конечно, странной «парой» мы смотрелись: ведь Мише тогда было двадцать два, а мне – за сорок. Иногда, когда вместе спешили к троллейбусу, словно со стороны окидывала нас взглядом, - стройную и уже немолодую женщину, одетую «просто, но со вкусом», и присадистого паренька в простенькой куртке, - и мелькало: ну что между нами общего? Ан, нет: что-то притягивало его ко мне, что-то получал от меня, раз теперь, при каждом поздравлении обязательно и скажет: «Я, Галина Семеновна, всё помню!» (Что «всё», Миша?); «Я очень вам благодарен. (За что?); «Я очень рад, что вы столько мне дали». (Чего, Миша?).
Но не задаю подобных вопросов, - зачем? Раз нужна была человеку, раз что-то поселилось в его душе от меня (надеюсь: хорошее!), то пусть и остается… сокровенным.
КОММЕНТАРИИ
ЛИДИЯ:
Главнее нравоучений и тыканья в ошибки - простая человеческая деликатность!
Такая поддержка помогает отрасти крыльям...
А еще важно, когда "оперившись", люди не забывают быть благодарными.
Спасибо, Галина Семеновна. Как всегда, так доходчиво, ненавязчиво - о сложном и вечном. С теплом, Л.
 
Дорогой читатель! Приглашаю взглянуть на мои весенние пейзажи Апрель в березовой роще