Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ НОВЫЕ ПУБЛИКАЦИИ \ Из дневниковых записок. 1988-й. СОИ

Из дневниковых записок. 1988-й. СОИ

1988-й
Теперь Платон - член СОИ, Совета общественных инициатив нашего города.
Собираются человек сорок в выставочном зале и разговоры ведут об экологии, - о другом не позволяют соглядатаи нашей «руководящей и направляющей», - но под праздник революции семнадцатого года обсуждали: с какими лозунгами идти на демонстрацию? И решили выйти с такими: «За чистый воздух и чистую совесть!», «Нет строительству фосфористого завода», «Отстоим здоровье наших детей!».  
Седьмого было холодно, по тротуару вьюжил снежок, и мы на площадь не пошли, а Платон ходил и рассказывал:           
- Вначале нас было немного, но по дороге присоединялись люди, - светился от радости: – Ведь наши лозунги на фоне привычных: выполним!.. перевыполним!.. достойно встретим!.. сразу бросались в глаза, да еще впереди шла девочка с куклой в противогазе, так что смотрели на нас, разинув рты! И к трибунам в колонне было уже человек семьсот, -  радостно смеется. - А когда прошли по площади, то подошел какой-то мужик и сказал: «Молодцы! Молодцы, что не побоялись»!
Разговоров теперь в городе о колонне «зеленых»! Весь день звонили и к нам, на телевидение, - ждали, что по телевизору покажут, - но гэбисты моему начальству не разрешили. А в коммунистическом «Рабочем» большинство сотрудников осуждают Платона, и секретарь райкома партии Дордиева кому-то бросила:
- Надеюсь, вы не запачкались участием в колонне «зеленых»?
Вот так... Даже «зеленым» нельзя быть в нашем красном… от крови! соцлагере.
 
Сижу с моим любимым телеоператором Сашей Федоровым в холле и читаю ему отрывок из статьи Нуйкина* в «Новом мире»*:
«Пора бы наших «благодетелей» поткать носом, как поганых кошек, в дерьмо: прошло уже семьдесят лет после революции, а они еще элементарно не накормили народ. На полках сейчас в основном полу гнилая картошка да минтай в банках…»
- И самое обидное для нас с тобой, - вдруг грустно говорит Сашка, - что мы с тобой все свои способности потратили, чтобы их брехню заворачивать в красивые фантики и выдавать зрителям.
Ох, как же он, - до боли! - прав.
 
Обсуждение выставки молодых художников под названием «Одиннадцать» (их именно столько) и выступает матерый скульптор Пензеев:
- Какие они молодые? – Хихикает: - И не надо их хвалить, в таком возрасте уже кончать надо! 
- Да-а, и впрямь! - вспыхивает Платон. - В таком возрасте Вы и кончили.
Знаю, о чем он: «поточно» ляпает Пензеев бюсты Ленина. И тут же мой неуёмный журналист выходит и говорит, что из участников выставки многие уже настоящие художники и что если бы влились в ряды Союза художников, то значительно обновили б его, а в конце добавляет:  
- Вот тут художник Меньковский благодарил отдел культуры, аблагодарить его не надо, потому что молодые слишком долго пробивали эту выставку, даже пришлось им писать отчаянное письмо в ЦК.
Потом еще были выступления, а в конце какой-то дядька попросил вдруг слова и начал:
- Вот я сейчас иду сюда, а из двери выходит девочка. Спрашиваю ее: ну как? А она махнула рукой и пошла. Не понравилось ей, значит. Ребенок... душа чистая, ей верить надо. Да и мне не нравится, разве это портреты?
И пошел!.. Смотрю на Тамару - директора выставочного зала. Она как-то судорожно листает книгу отзывов… наверное, думая, что неужели придется заканчивать обсуждение вот таким выступлением? И решаюсь выручить ее. Выхожу, говорю о том, что выставка хороша хотя бы тем, что на ней, вопреки соцреализму, представлены еще и другие стили живописи, что такого еще в нашем городе не бывало, а потому она - явление в его жизни. Говорю еще и о том, что, плохо, мол, только, что на обсуждении нет «старших братьев-художников»:
- Это что, их зловещее предупреждение? – спрашиваю в конце.
И тогда поднимается художник Златоградский… красивый, похожий на Христа, и говорит о том, что представленные здесь живописцы, может быть, во многом и подражают кому-то, но:
- Это естественно, это пройдет, - заключает.
Ну, что ж, надеюсь, что вот так извинился за тех, «маститых» членов Союза, которые побоялись даже прийти на открытие выставки взбунтовавшихся молодых «собратьев по перу».
 
Ездил Платон в пятницу к дому культуры Медведева на учредительное собрание народного фронта. Собралось человек тридцать. Стояли группками у ДК, чего-то ждали... Потом подъехал на такси высокий мужчина, и «трое в штатском» тут же его увели, а к остальным вышла Гончарова, местная писательница, и пригласила вожаков к директору, у которого уже сидели те трое и допрашивали высокого. Как выяснилось, он - член Московского народного фронта и приехал сюда для того, чтобы и здесь создать его. Потом поговорили с ним и СОИвцы.
Уже два дня мой муж-борец ходит оживленный, даже радостный - давно таким не видела! - и все повторяет:
- Пробуждается народ, пробуждается!
 
В «Литературной газете»,* в статье Золотусского* о Гоголе, прочитала:
«Лучшее, что есть в жизни, так это - пир во время чумы. И террор».
И это сказал литературный критик прошлого века Виссарион Белинский, статьями которого мы с братом зачитывались в шестидесятых годах?
А в школе нам твердили: боролся за счастье людей, страдал за них! Да нет, критик он был блестящий, но вот оказалось…
 
На очередном собрании СОИ председателем будет Платон, и поэтому ищет зал, где бы собраться. Как-то ходил к директору Дома политпросвещения и тот вначале отнесся к его просьбе даже с энтузиазмом, но сказал, что все же вначале посоветуется с Обкомом.
Когда на другой день Платон позвонил ему, то он заговорил совсем другим тоном: да вот надо бы, мол, иметь вам свое постоянное помещение; да вот мы можем только за плату сдавать зал... Тогда Платон позвонил в Обком секретарю по идеологии Погожину, а тот сказал то же, что директор Дома политпросвещения. И все стало ясно.
 
Сегодня СОИвцы собирались в парке им. Толстого*, но к ним подошел милиционер и предупредил, что если они не уйдут, то будет составлен протокол. Мудровский предложил сразу же разойтись, а журналист радио Орлов засопротивлялся, и тогда два милиционера предложили ему пройти в отделение милиции.
Вот так закончилось очередное «собрание» Совета общественных инициатив.
 
Воскресенье. И в парке Толстого по инициативе СОИ - митинг. Впервые! У нас, в нашем городе – митинг!
Накануне прошел снегопад, а вот теперь чуть подморозило, деревья выбелились инеем и всё осветило солнышко. Чудо!
Подхожу. Люди топчутся на утонувших в снегу лавках, тянут головы к сцене, а митинг уже идет и ведёт его кто-то из СОИвцев, микрофон стоит и у сцены для вопросов зрителей.
А над головами - плакаты: «Рыбы умирают молча. Мы - не рыбы». «Вся власть Советам». «В Советы – достойных». «Нет строительству АЭС и фосфоритному комплексу». Как раз выступает Платон. Хрипловатым голосом говорит о том, что Десна по загрязнению превышает допустимые нормы в двести пятьдесят раз; город перегружен промышленными предприятиями в три раза, но, тем не менее, вот, мол, с фосфоритного завода пришла колонна для поддержки строительства нового комплекса и предлагает выступить директору.
- Никто еще не умер оттого, что работает у нас, - начинает тот.
Но его слова тут же накрывает волна свиста, и тогда к микрофону прорывается главный инженер:
- Фосфоритная мука очень ядовита и от нее болеют, - почти кричит.
И аплодируют... Но когда к микрофону выходит парторг завода, то свист взлетает снова и в какой-то момент даже кажется, что сейчас люди стащат его со сцены, но Платон кричит:
- Нельзя провоцировать беспорядки!
И тут же кто-то подсказывает ему, чтобы спросил: есть ли на митинге депутаты Горсовета? Он наклоняется к микрофону, выкрикивает вопрос. Нет, их здесь нет.
И снова взлетают возмущенные крики.
Потом к микрофону все подходили и подходили люди, говорили уже не только об экологии города, а просто о наболевшем. Выступал и мой брат, предлагал создать отдельный совхоз, который выращивал бы чистые, без минеральных удобрений овощи для детских садов, школ и больниц, а не только для Обкома и говорил горячо, срывающимся голосом, а люди что-то согласно выкрикивали, аплодировали и потом он, в своих старых вишневых бахилах, которые купил когда-то в уцененном магазине, заковылял к нам, а его пятилетний сынишка Максимка ринулся навстречу, схватил за руку, смешно затряс её.
А слева от сцены СОИвцы уже собирали подписи за передачу обкомовской больницы под кардиологический центр и против строительства фосфоритного комплекса. Мы с дочкой и сыном тоже подписались, и почему-то надо было указывать свою специальность, возраст, да и расписываться в двух журналах… Ну да, подумалось, один останется у СОИвцев, а другой?.. А другой непременно попадет в КГБ. Но, мысленно махнув рукой, успокоила себя: ну и хрен с ними!
 
Удивительно! Корнев разрешил редактору молодежных передач Моховой сделать репортаж с митинга и пригласить в «Эстафету» СОИвца Белашова, а он и рассказал о деятельности этой общественной организации, и когда вышел в холл на «прямой телефон» и в конце «Эстафеты» ему снова дали слово, выпалил:
- Вот мне сейчас многие звонили и настаивали, чтобы обкомовскую больницу власти передали городу, так что, - и улыбнулся: - Так что придется вам, товарищи руководители, все же отдать свою больницу людям, такое время настало.
Теперь разговоров в городе!.. А в четверг, на очередном собрании СОИ, все сбрасывались на билеты для тех, кто поедет в Москву на экологический съезд.
 
2013-й
Всего несколько раз была я на собраниях СОИ, поэтому знала о первых «сопротивленцах-демократах» больше по рассказам мужа.
Самым ярким, задиристым был Саша Белашов. Этот симпатичный блондин в своих выпадах против коммунистов нисколько не напрягал своего мягкого голоса, и поэтому то, что говорил, звучало как-то особенно убедительно. Были еще Мудроский и Шилкин. Сдержанные, какие-то уж очень осторожные и «правильные», - похожие на секретарей комсомольских организаций,- они председательствовали на собраниях, митингах СОИвцев и доверия, симпатиии во мне не вызывали.
А спонсировал СОИвцев Петр Леонтьевич Кузнецовский, директор мясокомбината, - давал деньги на издание листовок, плакатов, на проведение собраний и митингов, на поездки в Москву и соседние города. Когда нагрянуло время акционирования, Петр Леоньтьевич взял себе лишь один процент акций своего предприятия, раздав все остальные коллективу… Что б отдать этому коллективу только одну треть, как сделали дальновидные хапуги? Ан, нет, он понадеялся на «родной коллектив», а тот, разогретый вскоре молодыми и наглыми акулами, «свалил» его на общем собрании.
Сочувствовали мы тогда Петру Леоньтьевичу и еще не предполагали, что набирающий силу «ветер перемен» уже начинал выдувать, выдавливать и бескорыстных демократов, вместо которых (как и всегда после переворотов) врывались «практичные и пронырливые проходимцы» (определение мужа), которые и начинали растаскивать огромную государственную «коврижку».
 
1988-й
Из Новогоднего поздравления нашего друга-писателя Володи Володина:
«... В общем-то, хочу повторить то, что и говорил: я победил! Коммунисты покушались на мою душу бессмертную, но, - хрен им в сумку! - ничего у них не вышло. Они могут жрать в три горла, но я, даже хлебая в лагере баланду, был бы свободнее любого из них, а, значит, счастливее! Целые поколения кончали свою жизнь при расцвете и торжестве зла так и не узнав, что оно победимо. А зло победимо уже потому, что в созидании бездарно. Зло может только разрушать и вот, сожрав, обокрав и высосав всё вокруг себя, оно издыхает. Господи, какая радость, что мне пришлось дожить до его агонии, во всяком случае, до начала! Благословенно это десятилетие - начало конца!.. Правда, сразу возникает вопрос: а что принесет новое?»
Ну, что ж, ободряющее Новогоднее поздравление друга!
 
* Рой Алекса́ндрович Медве́дев (1925) - советский и российский публицист, писатель-историк, представитель левого крыла в диссидентском движении в СССР.
* Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили) (1878-1953) – политический, военный деятель, Генеральный секретарь ЦК ВКП, глава СССР (1924-1953).
*Алекса́ндр Иса́евич Солженицын (1918-2008) - русский писатель, драматург, публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший и работавший в СССР, Швейцарии, США и России.
* «Знамя» - ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал. Издаётся с 1931 года.
*Нуйкин Андрей Александрович - Писатель, журналист, депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ первого созыва (1993-1995)
*«Новый Мир» - один из старейших в России (издается с 1925 года) ежемесячных толстых литературно-художественных журналов.
* «Литературная газета» — советское и российское еженедельное литературное и общественно-политическое издание.
* И́горь Петро́вич Золотусский (28 ноября 1930, Москва) — историк литературы, писатель, литературный критик.
* Один из старейших парков города. Носит имя известного русского писателя и драматурга Алексея Константиновича Толстого.