Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ ПРОЗА \ Мучается прошлым память

Мучается прошлым память

Скачать сборник моих рассказов или приобрести книгу на заказ можно в магазинах издательства Ридеро по ссылке https://ridero.ru/books/rasskazy_miniatyury/

Ну, зачем привезла от брата мемуары генерала Деникина? Тот-то всё перечитывал их, страдал, вписывал новые эпизоды о гражданской войне в свой роман «Троицын день», а теперь - и Платон… Читает, мучается и на меня выплескивает свои эмоции.
Вот и сегодня, за утренней кашей:
- Когда Крым заняли красные, - и взглянул на меня: не прерву ли? Но я только насторожилась. Тогда, сглотнув, осмелел: - Так вот… Китайцы, которых большевики навербовали в свою армию, прежде чем расстрелять белогвардейских офицеров, вначале уши им отрезали, носы, гениталии, а уж только потом… 
- Платон, - прервала, - ты опять за своё? – Опустил глаза в тарелку. - Что, разве не знал всего этого? Зачем же опять…   
- Надо, надо опять и снова, – и голос его окреп: - А как же? Надо помнить…
- Да помню я, помню! – а мой голос задрожал: – Но что бы вот так… каждый день! – и взглянула на него с мольбой: - Тут и так радости мало, а ты… - Попытался прервать, а я аж вздрогнула: - И больше не говори мне об этом! И больше слышать не хочу! Разве можно жить вот так, с головой, повернутой назад, чтобы каждый день терзать себя, перетирая в душе все эти ужасы… в песок, в пыль, в… - и захлебнулась, и слёзы закапали: – Не-хо-чу! 
Подхватилась, выскочила на балкон, распахнула створку окна.
Как же не щадит, как не поймёт! 
Упругий, прохладный ветерок ополоснул лицо… Ах, хорошо! Облокотилась, взглянула туда, вниз и слезы закапали на кусты: как же не хочет понять, что будущего-то у нас - с гулькин нос! А он всё - о мрачном, тяжком!
А так хочу радости!
Господи, как влажны, бесстыже голы ветки на деревьях!.. но даже вот в таких, оголенных и озябших полно жизни, ожидания… весны, лета? 
А муж и брат всё - о мучительном прошлом! 
Да и та голубая скамейка под влажным темным каштаном… ведь и она словно – в будущем, словно в предвестии той поры, когда и к ней непременно придёт кто-то!
А муж и брат – о тёмном, минувшем!  
Как же отрадно смотреть и на эти сырые ветки, и на голубую скамейку, ощущать благодатную прохладу наглого ветерка… 
И как же нелегко возвращаться туда, в эти замкнутые квадраты комнат, в которых бьется, мучается прошлым память.  
Комментраий Борис Трошин
Андрей Днепровский-Бесбашенный
Валентин Филатов