Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ НЕДАВНИЕ ПУБЛИКАЦИИ \ ПОСТСКРИПТУМ К СВОИМ ЗАПИСКАМ. 2000 год.

ПОСТСКРИПТУМ К СВОИМ ЗАПИСКАМ. 2000 год.

В конце 2000 года я сделала записи в дневнике, в которых - пять основных, как нам тогда казалось, перемен, произошедших в нашей жизни и теперь, спустя 20 лет, комментирую их.

«Итак, с чем вступаем мы в 2000-й, в последний год двадцатого века?
1. Самое главное - со свободой слова и со свободой инициативы. Правда, не умеем еще пользоваться ни тем, ни другим, - нет опыта! – ну, так, может, дети научатся, внуки?»
Что в те годы было для нас важнее, - свободно говорить то, что думаем или прилавки магазинов с обилием продуктов? Пожалуй, – первое. Ведь жить 70 лет при диктатуре одной Партии КПСС было душно, а для журналистов, писателей порою невыносимо, - слышала это от друзей мужа-журналиста, от него самого. Пару лет назад он закончил роман «Ожидание настоящего», - заводская бригада, отношения между рабочими и начальниками, парторгом; одиночество, разобщенность молодых, энергичных, но потерянных людей, - отослал его в Москву в издательство «Современник» и получил такую «рецензию»: «Какие бы благие цели ни преследовал автор, но он возвел хулу на нашего современного рабочего, показал его духовное убожество, неспособность жить высокими духовными идеалами. Когда мы оцениваем произведение о современном рабочем классе, то руководствуемся партийными принципами, учитывая достижения и разоблачая недостатки. Автор же показывает жизнь завода с позиций, далеких от партийных принципов. Печатать нельзя.» Вот так... Но в начале двухтысячных появилась не только свобода слова, но и вседозволенность, от которой порою тошнило (да и теперь иногда тошнит так же, как от идеологии Партии). И встаёт вопрос: так как же быть с такой свободой слова? И не нахожу ответа.
И об упомянутой мною свободе инициативы. Все 70 лет советской власти простых людей приучали подчиняться только тому, что укажет Партия, и этим лишали их свободы действовать «по велению сердца» или по их желаниям и способностям. Помню, как для местного ТВ мы снимали сюжет о слесаре-передовике, к которому нас подвёл парторг цеха и как рабочий признался мне на ухо: «Да что вы меня снимаете? Я бы мог этих деталей в полтора раза больше делать, но...» И на мой удивлённый взгляд пояснил, кивнув на парторга: «Почему-то не разрешают». 
Помню и разговор с умным, энергичным директором овощесушильной фабрики, когда после съемок угощал он нас водкой, копчёным хеком и плавлеными сырками, - тогда более «изысканных» продуктов в магазинах не водилось, - и я ему сказала: «Знаете, Георгий Алексеевич, как я отношусь к таким, как вы?» Он посмотрел на меня с любопытством. - Жаль мне Вас. Всю-то жизнь вы были задавлены обкомами-райкомами-горкомами-инструкторами-указами, а в свободном обществе из вас, может быть, получился бы преуспевающий бизнесмен.» Он поднял голову, посмотрел мне в глаза и тихо сказал: «В общем-то, Вы правы. Всю жизнь единственной радостью было после дня выкручиваний, выверчиваний райкомом-обкомом трахнуть водки и забыться».
Помню и о потомственном крестьянине Саше, который попытался завести свою ферму скота, но местная партократия задавила его попытку, запретив мясокомбинату принимать выращенный им скот. Мой муж пробовал его защитить, написав стать об этом, но областной коммунистический орган печатать её отказался.
Да что – рабочие, крестьяне... Моя мама после войны осталась вдовой, - папа хотя и вернулся с войны, но в 46-м умер от контузий, - так её с базара не раз забирали в милицию только за то, что она продавала одела, которые мы с ней шили из ваты и сатина, да и с овощами гоняли после того, как Хрущёв* объявил борьбу с частниками: «Бывало понесу на базар… вроде бы и покупають, а всё-ё косо смотрють. И потому, что тогда Хрущев всё на частников нажимал, чтоб ни коров не держали, ни свиней. Да еще и газета вышла, где огородников клеймил, а раз Хрущев, то и люди... Раз принесла на базар капусту, только разложила её на прилавке, взяла весы, а тут и подходить мужик, торговать камсой* собирается:
- А-а, частница! Гнать вас отсюда надо!
И как начал все расшвыривать! Кочаны мои покатилися, весы столкнул, гирьки разлетелися. Бабы на него закричали: сукин сын!.. такой-рассякой!.. а я стою, гляжу... заплакала даже. Что делать-то теперича? И вдруг подходють двое мужчин:
- Что такое? - спрашивають.
- Да вот, - говорю, - подъехал, смахнул весы, капусту мою разбросал.
А мужик этот и начинаить им объяснять: товарищ Хрущев, мол, сказал, что всех частников... но они - к нему:
- Ну-ка, подбери. Подбери! - Хоро-ошие такие мужчины оказалися! - Ишь какой!.. порядок приехал наводить.
И собрал тот всё... весы на место поставил, капусту. Во, видишь, что агитация делаить! От нее-то, агитации этой, народ и смотрел на огородников косо. Вроде и без них не обойтись, а ушшыпнуть надо и как что: а-а, дерёте, мол, деньги за траву разную! А сами-то чего траву эту не вырастите? Трудно? Конечно, брехать легче.»
Но теперь можно заниматься тем, к чему лежит душа и есть силы.

2. «С магазинами, к которым никак не могу привыкнуть, - на витринах всегда… но навсегда ли?.. красуются сортов тридцать колбас, множество сыров, молочных продуктов, - изобилие полное. Ах, если бы еще деньжат побольше, чтобы не смотреть на эти живописные прилавки, как на неприкосновенность, а то пустовато в магазинах особенно вечерами - только продавцы за прилавками в голубых передниках, - и в этом есть что-то тревожащее.»
1992-й год начался новыми, «отпущенными» как тогда говорили, ценами на продукты и когда поспешила в магазин, то увидела: на прилавках даже колбаса появилась, но цены пугали: творог подорожал в 33 раза, сыр колбасный в 26, сырки плавленые в 20... Конечно, это ошарашило не только меня, - в троллейбусах, поездах разговоров и возмущения было, как на митингах, - но через два месяца только иногда кто-либо начинал поругивать правительство, но лениво, «не в голос», и потому, что не только колбасу можно было купить, но и молоко-кефир, сыры, рыбу красную, импортное пиво, пёстрые баночки-конфетки... в общем, всё, на что хватало денег. А одежды сколько появилось!.. Видела мы всё это и, глядя на подросших детей, часто думалось: и каково им жить, видя «буржуев» по телевизору и в жизни? Мы-то в своё время богатых не видели. Правда, жили рядом с нами Бариновы, которые ели булки тогда, когда мы гопики жарили из мерзлой картошки, а теперь... Ведь каждый день дети говорят о вещах, о ценах на них, а сын покупает регулярно газету «Коммерсант», чтобы подсказала, как подзаработать и на чём, получая в институте свою мизерную стипендию. 
А меж тем Ельцин* и реформаторы, - Гайдар*, Чубайс,* Бурбулис* и иже с ними, - после указа 1991 года о роспуске колхозов и предоставления прав будущим фермерам готовили указ о приватизации промышленных предприятий, а это значило, что с этих «тонущих кораблей» надо будет спасаться. Но как, куда? Чем заниматься без денег, без опыта предпринимательства людям, в которых 70 лет убивали волю к этому?.. Мама как-то рассуждала, ожидая моего брата Виктора, повезшего на базар рассаду (сама тогда приболела):
«Повез продавать, а стесняется. А разве можно стесняться-то? Ведь раньше как было? Вырастил мужик, выкормил лишнее, вот и вязёть на базар. Продасть, а потом и купить что нужно. А то как же... чего ж тут стесняться-то? Паразиты коммунисты, паразиты, совсем испортили народ. Внушили ему, что продавать стыдно, вот и Витька мой...» 
В те годы базар лечил от уныния и меня. Бывало, схожу туда и радостно станет: нет, не пропадем, возродимся, если есть люди, производящие все это пёстрое изобилие! Ведь уже тогда появлялись отчаянные мужики, одного из которых помню и поныне: бросил свою должность главного инженера, продал квартиру и с семьёй уехал жить в землянке возле купленного старенького трактора, мечтая весной развернуться на четырех арендованных у колхоза гектарах земли и, гладя на него, думалось: нет, не всех «кулаков» поморили, поморозили в Сибири и только на таких отважных надежда, что со временем накормят страну.
И ведь накормили. Россия не только не закупает зерно в Канаде, как при советской власти, но на первом месте в мире по продаже зерна и на пятом - по производству и продаже курятины, свинины.

3. «С шестой Думой. И коммунисты в ней не в большинстве, - растворяют, размывают их понемногу другие партии, объединения.»
6 августа 1905 года император Николай II издал Манифест о создании Государственной Думы и до 1917 года было четыре её созыва. В 1993-м она снова была избрана и до 1999 года в ней (при двух созывах) преобладали коммунисты, у которых главной задачей было противостояние первому Президенту России. Теперь часто говорят и пишут, что Борис Ельцин поступал не так, делала не то, но тогда для нас Михаил Горбачёв* и он были спасителями от системы, при которой господствовала давящая идеология коммунистической партии и народ вёл полуголодную жизнь. Ведь накануне избрания первого Президента (в 1990 году) с прилавков магазинов пропали даже макароны, люди запасались солью, а после обращения народных депутатов к народу «Хранить спокойствие в эти трудные, переходные дни к рынку» исчезли и яички - наше спасение. Помню, как приехала я в свой родной Карачев к маме, а к ней как раз пришла молодая женщина с ребенком и, протянув ей талоны на мясопродукты, сахар, водку, конфеты, сигареты, летние туфли, зимнюю обувь, ночную рубашку и панталоны сказала:
- Получите... Только все равно ничего этого в магазинах нет.
Тогда наклонилась я к её малышу и говорю:
- Ну, малыш, запоминай, как при социализме разносил такие талоны. Вырастишь большим, рассказывать будешь.
А мать покачала головой:
- Расскажет... если выживем.
Да и выступление журналиста Чередниченко на сессии Верховного Совета есть в моих записках:
- Стыдно, больно до слез видеть молодую женщину Ярославну из Ярославля, у которой остались лишь одни глаза, потому что ей, как беременной, полагается по талонам полкилограмма манной крупы в месяц. До чего большевики довели Россию!
Государственная Дума (1996;1999 годы) проработала полный конституционный срок конфликтуя с Президентом и большинство было у коммунистов (31,8%), которые пытались свергнуть Ельцина, ведь в 1996 году он пробовал разогнать этот парламент, запретить КПРФ. При этом от девальвации населения беднело, доходы упали почти на 20%, а тут еще в сентябре случились теракты в Буйнакске, Москве, Волгодонске (погибли 307 человек, 1700 человек были ранены). Но 24 сентября Сергей Шойгу объявил о создании новой «партии власти» – блока «Единство» (которая потом станет «Единой Россией»), выборы прошли 19 декабря 1999 года и состав Думы получился таким: КПРФ - 113 депутатов, «Единство» (будущая «Единая Росси» - 73, «Отечество - Вся Россия» - 66, «Союз правых сил» - 29, «Яблоко» - 20, ЛДПР – 17. Так что впервые коммунисты не получили большинства, и мы надеялись, что теперь реформы пойдут быстрее, а, значит, нам станет легче жить.

4. «С войной в Чечне*, с каждодневными сводками о числе убитых, раненых.
Артиллерия и авиация бьют по бандитам-террористам-боевикам, как называют их в прессе, а наши солдаты вступают с ними в «контакт» только при «зачистке населенных пунктов», а «пункты» эти теперь не очень-то сопротивляется нашим войскам, ибо натерпелись люди от своих «борцов за независимость», - хапали те деньги, которые получали из России, хапали и от нефти, которую воровали из трубопроводов да строили себе особняки.»
Первая война на Северном Кавказе началась 11 декабря 1994, когда в Чечню Россией были введены войска для «разоружения незаконных формирований»,* но они были остановлены, блокированы и понесли большие потери.
Моя дневниковая запись тех дней: 
«На экране - страшные кадры: снайперы со всех домов бьют наших ребят, убитые - на улицах Грозного, а чеченцы не дают унести их тела. И похоже, что «дудаевские* наемники», как называют их в прессе, вооружены лучше, чем наша Армия. Да и не только они. Старуха трясет автоматом и кричит:
- У нас такого оружия полные подвалы! Мы все помрем, но не сдадимся!
И рядом с ней - портрет Дудаева. Да, понимаю, надо что-то делать с взбунтовавшейся Чечней, но что? Отпустить? По крайней мере, не было бы таких жертв. Пишут, что наших солдат подставили, - дали приказ щадить местное население, - а вот чеченцы не щадят. Уже шестерых похоронили только в нашей области.»
Тогда Чечня стала почти независимой, там создавалась своя армия, сооружались во всех городах базы для ведения диверсионной войны, появилась своя символика, а постоянным занятием стало нападения на пограничные районы России и похищение людей в рабство. И хотя в августе 1996 года вроде бы был подписан мир и к концу года войска были выведены, Дудаев продолжал линию за выход из России, да и другие республики Северного Кавказа склонял к тому же, и в 1999 снова началась война после вторжение в Дагестан боевиков Шамиля Басаева и араба Хаттаба, которых после месячных боёв оттеснили в Чечню. Но с 4 по16 сентября в нескольких городах России были взрывы жилые дома.
Из дневника: «Чеченцы напали на дагестанское село, но их оттуда выбили, и теперь... Пятиэтажный дом террористы взорвали в Буйнакске, через неделю - два в Москве, потом - в Волгодонске. И нет сил смотреть на все это, и нет сил слушать... А из наших подвалов выгребают мусор, вентиляционные отверстия закладывают кирпичами, на двери вешают замки, а когда к дому подъезжает машина и кто-то начинает заносить в подвал мешки, то невольно думается: а что если?.. Ведь взрывчатку под взорванные дома террористы подкладывали тоже в мешках из-под сахарного песка.»
И 23 сентября началась бомбардировка Грозного:
Из дневника: «Артиллерия и авиация бьют по бандитам-террористам-боевикам, как называют их в прессе, а наши солдаты вступают с ними в «контакт» только при «зачистке населенных пунктов», и «пункты» эти теперь не очень-то сопротивляется нашим войскам, ибо натерпелись люди от своих «борцов за независимость», - хапали те деньги, которые получали из России, хапали и от нефти, которую воровали из трубопроводов да строили особняки.»
К концу 1999 года была освобождена равнинная часть Чечни, боевики ушли в горы, а на месте Грозного осталось такое «выжженное поле», что когда 15 апреля 2009 года война закончилась, встал вопрос: а стоит ли восстанавливать город?
Но за его возрождение стояли отец и сын Кадыровы и теперь мы видим прекрасно отстроенный Грозный. 

5. «С почти с новым Президентом. И почти потому, что за несколько часов до Нового года Ельцин вдруг отказался от власти, попросил у народа прощения и, порекомендовав вместо себя премьера Путина*, с семьей улетел в Иерусалим к святым местам.»
Вот так, «неожиданно и красиво закончил свою эпоху» (как тогда писали в газетах) первый Президент, благодаря которому страна наконец-то освободилась от диктатуры одной партии, начала возрождать религию и церкви, разрушенные коммунистами. Избирать второго Президента России мы должны были в марте двухтысячного и были почти уверены, что станет им Владимир Путин.
А обстановка в стране тогда была по-прежнему бурлящей. Помню, как в наш город приехал Анатолий Собчак* с презентацией своей книги. Мы с мужем сидели посреди зала, позади нас стоял мужчина и всё выкрикивал коммунистические лозунги, а рядом с ним бабуля трясла сухими кулачками с проклятиями в адрес Собчака. А был он одним из первых демократов, на которого тогда смотрели, как на будущее России, но вместо него пришел Ельцин, а Собчак стал только его советником. В годы, когда Ельцин по одному станет сдавать тех, кто начинал Перестройку, попал и Собчак в опалу, его стали травить «ельциновские угодники» (термин из тех газет) и при аресте случился с ним первый сердечный приступ и жена тайно вывезла его в Париж на лечение. Потом возвратился он в Россию под прикрытием Путина и стал его доверенным лицом перед выборами. А тогда, в день похорон Собчака, у его гроба Владимир Владимирович сидел рядом с его женой и произнёс: «В любом случае это было убийство. Собчака убили травлей, развернутой вокруг его имени.» И эти слова будущего Президента стали для нас как бы рекомендацией, - Путин не предал своего бывшего шефа - и только за это мы проголосовали за него.
Несколько моих записей о событиях 1999-го:
«И все же очень заметно меняется «лицо» и возраст нашего правительства, вот и новый премьер Степашин... Молодой, симпатичный, говорит четко, по-деловому, на правительственных заседаниях сдержанно покрикивает на министров и часто бывает открытым для прессы. Правда, никаких крутых поворотов в экономической политике не делает, но так ведь... Может, уже и не надо, крутых-то?
... Ельцин неожиданно сместил Степашина и назначил Владимира Путина, главного руководителя Федеральной Службы Безопасности. Ну и ну! Только три месяца продержался Степашин, но все же успел успокоить бастующих шахтеров, договорился с Лондонским и Парижским клубами о списании значительных долгов… правда, набрав новых, цены выросли только на пять процентов, и вот теперь… Неужели и впрямь с Путиным пойдем к режиму Пиначета, как снова каркают журналисты?
... Наш Президент часто болеет, мы чаще живем под премьером Владимиром Владимировичем Путиным и у него теперь самый высокий рейтинг, хотя журналисты и пророчат неуспех, - ведь порекомендовал его Ельцин*! А еще СМИ утешают: наметились положительные сдвиги в подъеме промышленности, - аж восемь процентов, - да и пенсии приносят вовремя
...Вот и до такого дожили: по телевизору смотрим отпевание и захоронение* останков царской семьи в соборе. Вначале Ельцин не хотел присутствовать на этой церемонии, но потом все же приехал, - словно покаялся! - за коммунистов.
... Вечером читала недавно изданного мыслителя Василия Розанова*: «Руки каждого в наши дни, его заботы, внимание, мысль приложены не к объектам, с ними кровно и генетически связанными, а к иным и далеким. И это – великая социальная болезнь, которая указывает: необходимо обществу воссоздаться как организму; безродные должны получить родство, бескровные духовно – кровь, безотечественные – отечество. И тогда социализма больше не будет.»
Но сколько лет будем идти ко всему, о чем пишет Розанов?»

Прошло 20 лет. Еще помню, как распадался не только Союз, но и Россия, когда даже в нашей областной Думе пробовали ставить на голосование вопрос за отделение от страны. Но избранный второй Президент Владимир Путин остановил это падение в пропасть, на мировой арене страна стала независимой, была восстановлена Армия, промышленность, сельское хозяйство, которое теперь на пятом месте в мире по экспорту курятины, свинины и первое – по зерну.      
 
   
*Никита Хрущёв (1894-1971) - Первый секретарь ЦК КПСС с 1953 по 1964 годы.
*Камса – солёная килька.
*Борис Ельцин (1931-2007) - Первый Президент Российской Федерации, в 1991-1992 возглавлял «правительство реформаторов.      
*Егор Гайдар (1956 -2009) - экономист, доктор экономических наук.   
*Анатолий Чубайс (1955) – С ноября 1991 года являлся одним из идеологов и руководителей реформ 90-х годов.
*Геннадий Бурбулис (1945) - в 1990-1992 годах советник Бориса Ельцина, первый и единственный Государственный секретарь РСФСР.
*Михаил Горбачёв (1931) - Генеральный секретарь ЦК КПСС в 1985-91, президент СССР в 1990-1991 годах.
*Первая война в Чечне продолжалась до 31 августа 1996 года.
*Незаконные формирования» - созданные войска Чеченской республики.
*Джохар Дудаев (1944-1996) - самопровозглашенный президент Чечни.   
*Владимир Путин (1952) - президент Российской Федерации (2000—2008 и с 7 мая 2012.
*Анатолий Собчак (1937-2000) - советский и российский политический деятель, первый мэр Санкт-Петербурга.
*Захоронение останков царской семьи Романовых и её слуг в 1998 году в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. 
*Василий Розанов (1856- 1919) - русский религиозный философ, литературный критик и публицист.