Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.
Главная \ ПРОЗА \ ВЕДЬМА ИЗ КАРАЧЕВА. Невыдуманная повесть. \ Только голова горела и губы сохли

Только голова горела и губы сохли

ТИХВИНСКАЯ ЦЕРКОВЬ
                    Тихвинская церковь под Карачевом. В ней венчалась мама. 
В ту пору за мной еще Семен ухаживал, но я не любила его. Зато мамке он очень нравился и она всё-ё турчала мне про этого Семена:
- Во парень-то хороший! Чистюля, работящий, и велосипед у него есть.
Да, был у Семена велосипед, первый на всю деревню, но, помню, как только приедить на нём ко мне, так сразу и садится ремонтировать, домой уедить - и там... А, поди ж ты, велосипед! Но мамка всё и турчала:
- Ни за кого тебя не отдам, за него только. Да, слава Богу, что такой человек в тебе нуждается! Кто мы? Бедные, неграмотные... Да и характер у тебя чудаковатый, чего в тебе хорошего? Одна мордочка, и то черная, как у цыганки.
 
А как-то приходить к нам сосед наш Егор Тимофеевич Козлов и говорить:
- Нынче, Ляксевна, будить сходка обшества. Приходи обязательно, землю будем делить поровну, на каждую душу по наделу, и мужикам, и бабам.
Раньше-то один мужицкий надел был, а теперь, значить, и бабам.
В каком году было…  А было это уже в двадцать третьем, это я уже хорошо помню. И луга тогда делили, и покосы, и землю… И пошла мамка на эту сходку, а вечером приходить оттудова и говорить:
- Я твой надел Листафоровым отдала.
- Зачем? – обмерла я.
- А затем, что отдам тебя замуж. Семен хочить на тебе жениться, так мне отец его сказал, вот ты и пойдешь к ним со своим наделом. Не будуть потом упрекать, что, мол, безземельную взяли.
Я - в слезы:
- Зачем же ты это сделала! Ведь я не люблю его!
А она опять:
- За такого и не пойти? Семья хорошая, только в ихнюю кузницу и ведуть лошадей ковать, колёса обтягивать. Какого еще тебе мужа надо? - И запричитала: - Что я с вами делать буду? Выросли, надо кормить, обувать-одевать, а тут и чулок купить не на что.
Причитала-причитала, а мы с Динкой своё: других ребят, мол, нету чтолича? Ну, к вечеру пришли подруги, стали на улицу звать. Пошла я в карагод, танцевала-танцевала, а сердце всё неспокойно! Вдруг Динка прибегаить:
- Иди, мамка зовёть. Семен пришел.
И правда: сидить мой суженый, меня дожидается:
- Ты знаешь, что наши родители сделали? - кинулся ко мне.
- Да, знаю.
- Так вот завтра мать и Тихон придуть обо всём договариваться.
- О чем договариваться?
- Как о чем?.. О нашей свадьбе.
Ну, я и взвилася:
- А ты спросил меня: согласна я или нет?
Сенька и глаза вылупил... Но тут мамка вмешалася:
- Пусть приходють, можить и сговоримси.
И пришли. И сговорилися. Проплакала я тогда весь день! А что делать - не знала. Сергей-то... так и не пришел, и не показался даже!
 
К вечеру пошла мать за картошкой на задний огород, роить и слышить: кто-то подошел к ней сзади. Оглянулася... Сергей стоить:   
- Ну, что, - спрашиваить, - просватали Маню?
- Просватали, - мамка-то. - Что ж, в девках ей сидеть, чтолича?
А он:
- Как же так?.. Да вы знаете, что мы любим друг друга!
- Ну, Сережа... Надо было раньше об этом думать, - мать-то ему. - Кто ж вам мешал?
- Мешали... Разве вы не знаете? - Мать промолчала, а он опять: - Вот что я вам скажу. Если Маня согласна выйти за меня, то пусть напишить мне только одно слово: согласна, а я завтра буду ждать на своём крыльце... буду ждать часов до одиннадцати.
Пришла мамка домой, рассказала. И началися мои страдания: всю-то ночь я плакала, всю-то ночь металася! И сколько раз решалась написать, и сколько откладывала? И все никак не могла простить ему: почему ж сам-то не пришел, почему не прибежал, не утешил? А на утро... Схватила карандаш и все ж написала: согласна, мол, потом разбудила Динку, сунула ей записку:
- Иди, снеси.
Только она за порог, а я - к окну. И вижу: стоить мой Сережа на крыльце и папиросу курить… Ждёть, значить. Посмотрела я на него, посмотрела и вот тут-то как вспыхнула опять обида в душе моей, как заполыхала! Ну что ж не пришел-то! Что ж не схватил, не увел от Сеньки? Да вернула сестру и порвала записку. И сразу решила: всё... кончено!  Подошла опять к окну, посмотрела на него... Но слез больше не было, только голова горела и губы сохли.
 
К вечеру приехал Семен. Веселый был, всё смехом заливался. Подошел ко мне:
- Что с тобой?
А я-то... Я даже улыбнуться ему не могла. А мать и говорить:
- Да волнуется она. Венчаться ей даже не в чем, обувки и то никакой. Вот, сшила ей туфельки из холстинки, а чулки весь вечер штопала.
Ну, Семен и обрадовался:
- Так ты только из-за этого? А я-то думал... - И заулыбался, повеселел: - Брось, Мария, не расстраивайся. Заработаю я деньги и всё у нас будить. Сейчас, правда, заказов немного, зима скоро, а к весне начнутся заработки и справим мы тебе и платье, и туфли новые, и всё, что нужно.
Молчала я. Приятно было слышать это, как малому ребенку, но в голове все крутилося: да не люблю я тебя, не люблю!
 
Ну, а потом всё пошло как-то бы-ыстро, скоро. Не успела и одуматься, как проскочили дни и подошел день свадьбы. Прискакали лошади, посадили нас, повезли... Стояла я под венцом, точно мертвая. Ничего не видела, ничего не слышала, а когда привезли в чужой дом, то свекровь и встретила:
- Манечка, да что с тобой? Бледная такая... И на ногах чуть держишься!
Тут я и заплакала. А она прижала меня к себе и говорить:
- Переживала, нябось, что приданого нет. Да не плач ты, не волнуйся. Вы молодые, здоровые, всё еще наживете!
Вот так и началася моя семейная жизнь.
 
*Разделистый - деловой, сообразительный.
*Справная – упитанная, сильная.
*Передолить – перетянуть на свою сторону, победить кого-то или себя.  

Повесть «Ведьма из Карачева» в электронном или печатном виде можно приобрести на сайте издательства Ридеро https://ridero.ru/books/vedma_iz_karacheva/