Пишу мемуары, рассказы, повести, миниатюры, эссе, фотографирую пейзажи.

+7 (980) 310- 86-49

"Постарайтесь
получить то,
что любите,
иначе придётся
полюбить то,
что получили".

Бернард Шоу.

Вот и просвешшалася по слогам

Трудяги Листафоровы были большие, а вот книг и вовсе не читали, в завети* книг этих у них не было. Да и дети все пло-охо училися. Бывало, соберёть бабка внуков в школу, сунить им кошели в руки, проводить, а потом ко мне так-то:
- Глянь-ка, Мань, что там в канаве чернеить-то?
Гляну, а там или Шурик, или Колька сидять. Залезуть в эту канаву и чернеють, как грачи какие. Заворчить:
- Дед, ты посмотри. Пралич их побей!
Да возьмёть палку и пойдёть выгонять оттудова. Помню, раз так-то гонить Шурика к школе, а он идёть, ревёть что есть мочи и кошель за собой по земле ташшыть. Вот так-то они и все училися, так-то и читали. Шурик этот так неграмотным и остался, года четыре проходил в школу, а с первого класса так и не вылез. Выгнали его потом из школы, здорове-енный стал! А Сенька три класса кончил, и даже еще в Карачеве учился, но потом сбаловался, пойдёть будто бы в гимназию, а сам и прошляется где попало. И не стали его больше учить. А писал грамотно, даже некоторые думали, что он гимназию кончил, но вот читать… не читал.
 
А я любила, и еще с детства. Но как читать-то? Это ж тебе не в городе, в деревне девку никто и замуж не возьмёть, если узнають, что она читать любить. И вот, бывало, заберемся с Динкой на печку с книжкой, а тут как раз соседка и придёть, так мы что? Р-раз, и спрячем эту книжку, а вязанье - в руки. Не дождешься потом, когда соседка эта наговорится да уйдёть, тогда и опять читать.
Да нет, в библиотеку не ходила, но когда еще на фабрике работала, то подруга давала мне книжки, вот и принесла раз «Антона Кречета». А там рассказывалося, как у одного богача был сын от прислуги, а когда выучился на архитектора и нужно ему было перестроить замок своему отцу, то у того была уже другая жена молодая и красивая. Вот архитектор этот и полюбил ее крепко, а когда стал перестраивать замок, то и сделал тайный ход в ее спальню... Интересная книжка была. Потом еще про Атлантиду мне принесла…
Ну да, про ту, что сквозь землю провалилася. И жила в этой Атлантиде пара влюбленных, и им всё-ё никак не разрешали встречаться, а когда началася катастрофа и всё стало проваливаться… Пропасть-то ка-ак разверзнется и дом-то туда ку-увырк! Вот тогда они и прыгали через эти пропасти, бежали, спасалися, пока ни погибли.
Что еще читала…
А-а, сейчас уже и не помню, о чём в той книжке было, но героиню звали Чароман, потом и тебя назвать так хотела.
 
И вот поди ж ты, книжки читала, а сама и понятия не имела, что их писатель какой-то написал, что они издавалися потом. По-моему тогдашнему понятию книжки эти... все равно, как на огороде росли. И только когда мы уже переехали в Брянск, то к Сеньке стал ходить товариш один, вот он-то и просветил меня чуть. Начнёть, бывало, объяснять, что книгу вначале писатель пишить, потом её издають, печатають. Хоро-оший такой малый был, умница! Слесарем работал. Помню, взяла как-то в руки газету, а он и начал мне объяснять, что есть, мол, такой редактор, журналисты... После этого заехал к нам раз Федька с Рясника, а я взяла газету, смотрю, а в ней редактор новый. Ну, я и скажи этому Федьке, а он и глаза вылупил:
- Во, ты теперь знаешь, что такое редактор!
Сам-то грамотный был.
- А чего ты смеешься? - спрашиваю. - Не все ж нам тёмными быть? Как-нибудь потихонечку и просвешшаться начнем. Вот и просвешшалася по слогам. Трудно было, но зато как прочитаешь книжку, то и запомнишь на всю жизнь.
Да нет, читать-то любила, а к театру так и не привыкла. Как-то уговорил нас Сенькин товариш пойти туда, там как раз про Онегина показывали. А о нём я уже раньше читала, и когда читала, то уж очень мне Ольга запомнилася, такая молоденькая да весёлая! Крепко ж мне хотелося её увидеть. Сготовилася я, платье новое сшила, пошли мы. Сидим, смотрим. И вдруг ка-ак выходить вместо Ольги тетя! Ой... я аж испугалася! Толстая, рыжая, и бюст-то у нее во-от такой-то, и глаза подведены!  Я - к Николаю:
- Как же так? Да что ж это такое? Неужто нельзя было придерживаться, как в книжке написано?
А он:
- Да что ж… Если подходящей не было.
- Ну, если подходяшшей не нашлося, так эту тетю и выпускать? И пьесу тогда играть не надо было, что б людей не пугать.
Ка-ак же я расстроилася! Да и всех там перепутали. Онегин, помню, тоже рыжий, отвратительный дядька, да и Татьяна... тётя прямо! Ой, Господи, скорей-скорей, да уходить оттудова! Говорю потом Сеньке:
- И не зови ты меня больше в театр этот, и не проси. И никогда туда больше не пойду. Всех там поискалечели!
Так и отвадили меня от театра сразу и на всю жизнь.
 
А от книжек не отстала, Коля этот всё мне их приносил. Бывало, так и жду. «Героя нашего времени» Лермонтова как-то принес, так с какой же жадностью читала! Детей уложу и читать, часов до трех ночи просиживала. Потом «Анну Каренину» Толстого прочитала, Шиллера, Шекспира. Как же они мне нравилися благородством своим! А еще «Мастера и Маргариту» прочиала, печатался этот роман отрывками в «Брянском рабочем» и сложность его крепко по душе мне была, а про что?.. Сейчас уже и не вспомню. Ну, а папка твой ни одной книжки так и не прочитал. Да и некогда ему было. Он же шофером работал, и вот придёть домой, намучившись с этой техникой… Машины-то какие тогда были? День ездють на этих машинах, а ночь и ремонтирують.
 
*В завети не было – в смысле: не заводилось.  

Повесть «Ведьма из Карачева» в электронном или печатном виде можно приобрести на сайте издательства Ридеро https://ridero.ru/books/vedma_iz_karacheva/